Архив новостей
Показать

Главная Новости СМИ О НАС 2015 2 ОТКРЫТЫЙ РАЗГОВОР

ОТКРЫТЫЙ РАЗГОВОР

   29 января во Дворце Независимости прошла традиционная большая пресс-конференция Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко для белорусских и зарубежных средств массовой информации. Необходимо отметить, что на встречу с главой государства пригласили двух журналистов наиболее крупных корпоративных газет. Среди них оказался и главный редактор газеты «Автозаводец».

undefined   С самого начала Александр Григорьевич определил формат мероприятия, как открытый диалог. Представители СМИ могли не только задавать свои вопросы, но и высказывать мнения, предложения, замечания по тем либо иным темам. А принимали участие в этом мероприятии 260 журналистов из 152 газет, 16 информационных агентств, трех интернет-изданий, 26 телеканалов, 41 радиостанции.

   Пресс-конференция продолжалась более семи часов и транслировалась в прямом эфире по Первому каналу Белорусского радио. Затем — уже вечером — все отечественные центральные телеканалы показали телеверсию беседы с Президентом. Обширные репортажи об этой встрече дали и многие зарубежные СМИ. Полный текст выступления есть в Интернете. Поэтому автозаводцы знают о том, что говорилось на пресс-конференции.

   Однако во время диалога Александр Лукашенко не раз упоминал Минский автомобильный завод, и думается, что эти фрагменты представляют для заводчан особый интерес.

   Первый вопрос касался кардинальных перемен в жизни белорусских граждан, о которых сегодня не говорит, разве что, ленивый. Некоторые обозреватели и политологи даже призывают к системным реформам. Вот как на эти утверждения ответил Президент:

   «Закончилась некая эпоха... Ну, может быть, не эпоха, но какой-то период закончился, а может быть, и не период, а в этой мозаике появились очень яркие новые краски.

   Кто бы мог подумать еще год назад или, может, полтора года назад, что наши родные братья столкнутся в кровопролитной войне, где тысячи людей гибнут?! Никто не мог подумать. То есть, мир становится более непредсказуемым.

   Многие в Беларуси, не знаю, многие или нет, захотели вдруг перемен. Вы знаете, стремление человечества, отдельных обществ и отдельных людей к переменам — это живет у нас в крови. Если бы этого чувства у людей не было, мы бы, наверное, застыли, извините за тавтологию, в застое. Поэтому это естественно. Но я как Глава государства, отвечающий за миллионы людей, не имею права поддаваться подобным эмоциям. Я тоже хотел бы перемен, но всегда задаю себе вопрос (удивить я могу любой моделью): но готовы ли вы переварить эту модель, готово ли общество к тем великим новациям, которые могут предложить политики, в том числе и я? Думаю, что не всегда. При этом я хочу, чтобы вы помнили: моделей не слишком много, мы их знаем, и та модель, которая была у нас с вами и существует, мы отнюдь не отказываемся от этой модели, ее называют социально-ориентированной моделью, то есть в центре стоит человек. Мы от нее ни в коем случае не отказываемся. И я от нее не откажусь до конца своего президентства. Мы эту модель нащупали, мы эту модель создали, мы этот путь определили, и по нему надо идти, не шарахаясь, особенно в период кризиса.

   Если бы у нас было все спокойно, как в хорошие годы, не было бы кризиса у нашего порога, в том числе военного, все тихо-спокойно — и вдруг народ, почувствовав неудовлетворение, сказал: «Ну как-то надоело с этой моделью жить...». Как в брежневские застойные времена, вот надоело и все, давай перемены... А сейчас прошло несколько десятков лет, что говорят о брежневских временах — что это были лучшие времена Советского Союза.

   Я скажу непопулярную вещь, это расхожая фраза, ее публично политики не говорят, я тоже, но это расхожее понимание: наш народ не пережил тех бед, того горя, которые пережили наши соседи и наши братья в бывшем Советском Союзе»

   Президент напомнил времена, которые сегодня называют «Перестройкой» и «Парадом суверенитетов» и последовавших за этим, катастрофических событий. Разрушение промышленности, разрыв всяческих связей между предприятиями единого народно-хозяйственного комплекса, обнищание масс, пустые полки в магазинах, талонная система и многое другое негативное, о чем прекрасно помнит старшее поколение. Перед руководством молодой Беларуси встали очень острые проблемы, которые надо было срочно решать…

   «Был такой расхожий тезис — «запустить предприятие». Оппозиция все посмеивалась надо мной: «Куда уже дальше «запускать», уже так запущены, что темная ночь...». Но мы их подняли с колен. То, что было, то лучшее, что нам осталось от Советского Союза, от той экономики, мы подняли с колен, — подчеркнул Президент. — …Мы восстановили предприятия и дали людям работу.

   И мы вот с тех пор потихоньку–потихоньку от этих трудностей уходили и поднимались. Да, не без проб- лем. И сегодня проблем достаточно. Но они порождены не нами! Это не потому, что я от чего–то отмазываюсь... Нет, я за все отвечаю, но вы прекрасно понимаете, если вы объективны, что нынешнее состояние, да и прошлый кризис, он был внешним, тогда — мировой, сейчас — больше... Мир, кстати, не вышел из кризиса. Да, Америка немножко задышала, Китай более–менее, а все остальное у нас еще не поднялось. И добавился кризис наших соседей, с которыми мы исторически, экономически и финансово связаны. Не успели встать на ноги, как опять обвал... И мы этому подвержены, потому что у нас страна открытая, у нас экспортно ориентированная экономика. Другой нет. У нас нет столько нефти и нет природного газа, других сырьевых ресурсов, чтобы их можно было экспортировать, создать мощную подушку безопасности.

   У нас экономика такова, что нам везде, в каждом уголке мира, приходится конкурировать. «БелАЗы» — к счастью, мы 33 процента мирового рынка держим, и это говорит о том, что мы что–то можем. Но остальной рынок занят «Катерпиллерами», «Камацу» и так далее, и они же не хуже наших «БелАЗов». И нам приходится где–то понижать цену, а значит, жить беднее, чтобы удерживать рынки, конкурировать и сохранять это предприятие. 

   «Мерседесы», «Ивеко», «Вольво» и так далее, «КамАЗ» — море автомобилей, и нашему МАЗу приходится конкурировать с ними, для того чтобы продать свою продукцию.

   Тракторный завод, «Гомсельмаш» — мы что, единственные в мире, которые производят тракторы и сельхозтехнику? Да нет, нам пришлось догонять американцев, немцев по этой продукции, чтобы выйти на какой–то уровень и сохранить коллективы, хотя бы зарплату людям платить. Но они еще и налоги нам платили. Да, они сейчас в тяжелом положении, их надо поддержать. Но я хочу этим показать, что наша экономика постоянно, через дебри, преодолевая эти страшные завалы, в конкуренции защищала себя, чтобы сохраниться.

   Закрыть эти предприятия? Пожалуйста, можно новую модель предложить. Избавиться от этого, оставить тех, кто выживет. Ну и что будет, куда пойдут тысячи людей МАЗа, БелАЗа, «Гомсельмаша», других предприятий? Куда они пойдут? Им идти некуда! Поэтому у нас выхода нет, нам надо сохранить трудовые коллективы. А их сохранить можно, только сохранив эти предприятия. А семьи, а дети, а образование и другие направления, здравоохранение, которые у нас в основном бесплатные? Кто будет финансировать?

   Некоторые пописывают в средствах массовой информации: нужны структурные реформы, нужны реформы. Скажите: какие реформы нужны? Я же понимаю, на что они намекают... На то, чтобы мы порезали предприятия, раздали, а неэффективные закрыли. Закрыть — ума много не надо. Но надо думать о последствиях всегда».

   Глава государства заметил, что моделей нынче немного, но: «Мы взяли лучшее из того, что имели. Мы запустили предприятия, они работали, и неплохо работали, и будут работать. Я вам гарантирую — будут работать! Мы вырвемся из этого сложного положения, в которое попала наша экономика».

  Президент не скрывает, что в Беларуси и за ее пределами нас периодически критикуют, что мы недостаточно быстро диверсифицировали наш экспорт. Поэтому, «чтобы устойчивым быть, надо опираться на много точек. Нельзя, чтобы была одна опора, тогда система неустойчива. Это во–первых…

   Во–вторых, если поколеб- лется один рынок, на который ты ориентируешься, полетит вся экономика и страна обрушится. Поэтому тогда еще, помните вот этот лозунг — «Экспорт, жилье, продовольствие», это был первый лозунг моих первых президентских дней. Скажите, что неактуально сегодня? Мы решили эти проблемы. Мы обеспечили наш народ и вышли примерно на 7 миллиардов экспорта». Однако продажи и поставки за рубеж белорусской продукции все равно остаются сегодня важнейшей задачей.

   «Поэтому первое — нельзя шарахаться в жизни, а особенно если касается махины государства с миллионным населением. Ни в коем случае!..

   Второе, повторяю, я могу предложить вам как минимум две очень жесткие и резкие модели, о которых будут говорить во всех уголках мира, но еще раз подчеркиваю: это не от меня зависит, вы их не выдержите.

   Если вам предложу самую эффективную американскую модель, то завтра улицы будут заполнены боевиками, разными членами «пятой колонны», со всех сторон к нам поедут, будут нас учить, будут нам устраивать «майданы». Но самое главное — люди останутся голодными и без работы. Мы можем этого не выдержать. Поэтому путь «шоковой терапии» для нас неприемлем», — сказал Александр Лукашенко.

   Он считает, что все зависит, как бы ни банально звучало, от нас самих: «Вы свою жизнь создаете. Вы, наверное, забыли, когда нам пришлось девальвировать национальную валюту. Мы ведь не говорили об этом и не собирались это делать в конце прошлого года. Я вам абсолютно честно об этом говорю. И я вам намекнул во второй раз в своей истории: «Ребята, все зависит от вас, все зависит от вас. Если вы сейчас начнете бегать от обменника к обменнику и те несчастные белорусские рубли менять на валюту, то, конечно, мы не будем ждать, пока у нас вообще опустошатся запасы в Национальном банке, и у нас не будет золотовалютного резерва. Конечно, вы нас толкнете к тому, население и предприятия в том числе, что мы вынуждены будем в какой-то степени отпустить национальную валюту в «свободное плавание». Что пришлось и сделать. Так какие ко мне претензии? Я даже вас тогда, население, об этом не просил, зная, что вы меня не послушаете. И вы поехали...

   За прошлый год купили, одна из газет информацию давала из статистики, 60 тысяч автомобилей! Белорусы, которые совсем недавно, помните, заво-зили со всего мира, вот совсем недавно это было, по 15 автомобилей, а потом россиянам продавали. В данном случае в основном из России вывезли все, что было в Москве, в Питере. Беднота в Беларуси... Не протиснуться на дорогах! Извините, что я так говорю».

   В конце ответа на вопрос журналиста Президент еще раз отметил: «Модель у нас нормальная, ее не надо ломать. Надо просто, выдержав, зная причины тяжелого положения, проводить свой курс, идти своей дорогой».

   Юрий ДУДИНОВ



версия для печати