Архив новостей
Показать

Главная Новости Архив новостей 2014 3 ГОНОЧНЫЕ «МАЗы» В ПЕСЧАНОМ КАРЬЕРЕ

ГОНОЧНЫЕ «МАЗы» В ПЕСЧАНОМ КАРЬЕРЕ

В апреле грузовики раллийной команды «МАЗ-СПОРТавто» отправятся в Астраханскую область на гонку «Золото Кагана». Перед соревнованиями спортсмены проводят тренировки. AUTO.TUT.BY отправился вместе с пилотами в песчаный карьер и посмотрел, на что способны «машинки» мощностью в 800 лошадиных сил.

На «покатушки» выезжают пилоты Александр Василевский (грузовик под «дакаровским» номером 521), Сергей Вязович (№529) и руководитель команды, штурман Василевского, Валерий Козловский. Пока стоим на съезде с кольцевой и ждем коллег, сюда время от времени заезжают водители легковушек, чтобы пофотографировать колоритные грузовики.

    Тем временем интересуемся у пилотов, что они собираются проверить на испытаниях, какие узлы испытать и какие маневры «отшлифовать».

     Александр Василевский:

   — Хотим поставить на заднюю подвеску двухлистовые рессоры – посмотреть мягкость хода. Сейчас у нас жесткость одинаковая, но поскольку развесовка неравномерная, то поставим разные рессоры и поглядим, как это скажется на гонках. Пока что нам не удается найти такую золотую середину: чтобы машина и на ровной дороге, и на «гребенках» шла хорошо, не прыгала как мяч. Такое нововведение попробуем на одной машине, чтобы можно было сравнить с остальными нашими грузовиками. Помимо этого карьера, еще выезжаем на танковый полигон, ездим по кочкам, испытываем разные варианты.

    Сергей Вязович:

   — На этом полигоне мы проверяем работоспособность всех механизмов: коробка передач, система подкачки шин, ход подвески. Были небольшие проблемы с синхронизаторами: на месте вроде все хорошо, а как поедешь – сложнее включаются передачи. Настройка амортизаторов Reiger выполняется под каждого пилота индивидуально – по жесткости, по сжатию, по «отбою». Пилот, зная, что на спецучастке его ждут какие-то особые неровности или, наоборот, гладкая дорога, может убрать или добавить крены, увеличить жесткость амортизаторов, сделать «отбой» помягче. Поскольку часто меняем положение руля, кулисы, то привыкаем к новой посадке. Что касается скорости, то грузовик разгоняется до 175 км/ч – мы это проверяли неоднократно. Но на соревнованиях такая скорость не нужна, там ограничение — от 140 до 150 км/ч, то есть запаса по скорости у нас хватает. А в этом карьере таких скоростей и не покажешь вовсе.

   — На подобные испытания мы выезжаем незадолго до соревнований, – продолжает Сергей. — Но чаще остаемся после самих гонок, не уезжаем сразу домой, а выезжаем в степи и ездим еще несколько дней. А вообще полноценно испытать грузовик в условиях, приближенных к боевым, не позволяет наше географическое положение. Ни здешние, ни российские пески ни грамма не похожи на те, что нам встречаются на «Дакаре». Более серьезные пески мы видели на тренировке в ОАЭ, и тот опыт нам очень сильно помог. Да и в моральном плане перестали бояться таких песков. В этом году протяженность песчаных участков была побольше, но сами пески были не такие высокие. Они были мягкие, вязкие, а серьезных пиков, высоченных дюн со сложными спусками или многочисленными гребнями не было. То ли мы сильно прибавили, то ли пески стали поменьше, — по крайней мере, мы на них уже не такими испуганными глазами смотрим.

     

    Карьер находится рядом с трассой для испытания автомобилей. Сквозь приоткрытые ворота видим на краю трассы 47-метровый трехзвенный автопоезд МАЗ, у которого все три «кузова» оборудованы собственной силовой установкой. В июле минувшего года заместитель коммерческого директора МАЗ по техническому сопровождению продаж автотехники и совместных проектов Дмитрий Короткевич рассказывал нам, что автопоезд уже около года проводит испытания на полигоне, но вот-вот должны начаться полномасштабные тесты на дорогах общего пользования. 

    Тем временем пилоты вышли на склон посмотреть на состояние карьера и наметить маршруты заездов.

    Сам карьер небольшой, да еще и подъезды не могут похвастаться длиной, поэтому развить здесь большую скорость не получится. Но за несколько кругов Сергей Вязович «прикатывается» и вскоре уже выпрыгивает из ямы, отрываясь всеми четырьмя колесами. Через десяток минут в песке образуется колея глубиной по колено.



    Вскоре в карьер приезжают трое парней на Jeep Cherokee и тоже пытаются проехать маршрутом Сергея. Пару раз им это удается, а на третий внедорожник застревает. Водитель пытается выбраться своим ходом, но машина только прочнее застревает в песках. Плюнув, мужчина сам вспоминает шутку про джиперов: «Чем круче джип – тем дальше идти за трактором». МАЗовцы вызвались помочь парню, но джиперский трос, связанный из трех частей, рвется несколько раз подряд. Наконец, с четвертой или пятой попытки, грузовик вытаскивает внедорожник. 

    МАЗы тем временем исполняют свою программу – ездят по песку и по горкам в прямом и обратном направлении, взлетают на брустверы и один раз чуть не сталкиваются с куском бетонной плиты, завалявшейся среди елок. От резкого торможения грузовик становится на передние колеса.

    За два часа, что мы провели в карьере, Александр Василевский и Сергей Вязович, кажется, успели перепахать все дорожки и проложить несколько собственных. А от выхлопов в воздухе сразу повисает дымка. Спрашиваем у Сергея, по нраву ли ему увеличение протяженности спецучастков на последнем «Дакаре».

    — Прошлый «Дакар» по сравнению с «Шелковым путем» был не таким сложным: протяженность спецучастков в российской гонке составила 2 822 километра, которые гонщики прошли за неделю (в среднем по четыреста километров в день), а на «Дакаре-2013» длина СУ для грузовиков была 3 541 км, но уже за две недели, — в среднем по 253 км в день. В этом году организаторы значительно усложнили маршрут. Пошло ли такое усложнение на пользу гонке и пилотам?

    — Да, безусловно. Мы, как и ребята из «КамАЗа», говорим: чем сложнее, тем лучше. И физическая подготовка у нас неплохая, и автомобиль выносливый. На спецучастках, которые были «заточены» под откровенную выносливость экипажа, уже начиная с «Шелкового пути» мы показывали хороший результат. Не скажу, что было легко, — нам было очень тяжело, но соперникам было еще тяжелее. Самый сложный участок на «Шелковом пути», третий «доп», — там последние 250 километров были просто «убойными» — мы шли со средней скоростью в 35 км/ч. Когда ехали к финишу спецучастка, думал, что проиграли все, что только можно, а оказались вторыми. Мне очень понравилось, что стало сложнее. Год назад спецучастки по 250-300 км – это не очень серьезно для марафона, для ралли-рейда. Сейчас мы через день ехали по 500-600 км, — здесь и проявилось все, на что мы были способны.

    — Довелось ли хоть немного отдохнуть в день отдыха на середине гонки?

   — Мне как пилоту команда дала такую возможность. Ни в каких работах, за исключением тестов после доработки грузовика, я не принимал, поэтому хорошо отдохнул и смог дальше бороться в полную силу. Механик Леша Неверович целый день провел с машиной, а штурман Паша Гаранин был еще завален и бумажной работой – на нас писали всякие жалобы, разборки были, выясняли, кто виноват.

    Оф. источник

      

       
 



версия для печати